ПЕТЕРБУРГСКИЕ СЮРПРИЗЫ (Эссе 38)

boyrИСТОРИЯ ВТОРАЯ

До посещения музея-квартиры Пушкина на Мойке оставалось 1,5 часа. Чтобы как-то скоротать время, решили погулять по набережной Невы. Свернув на безлюдную улицу, мы двинулись к набережной, которая издалека притягивала красотой и прохладой.

Вдруг впереди (как джин из лампы) появился любимый певец – МИХАИЛ БОЯРСКИЙ. Подойдя к своей машине, он открыл дверцу, а затем быстро исчез, нырнув в какую-то дверь. Приблизившись к двери, я прочитала вывеску (это был коммерческий овощной магазинчик). Объяснила супругу, что мужчина, мелькнувший перед нами, – тот самый певец, бархатный голос которого любит слушать муж. Наверно, эта фанатическая любовь и подтолкнула его к действию: им овладели здоровое любопытство и смелость. Не успела я произнести следующую фразу, как муж рванул к машине Боярского. Видимо, решил, что лучше 1 раз увидеть живого певца, чем 100 раз слушать его песни.

Боярский в это время снова был возле машины, выгружал из тележки роскошные фрукты: клубнику, персики, абрикосы. Одет он был просто: в белую футболку и джинсы. Голова (без символической шляпы) была повязана белым платком, а сверху (на лбу) возвышались тёмные очки, умные глаза лукаво блестели. Пышные усы были на месте! Он выгрузил все фрукты и, наконец, заметил, что перед ним стоит какой-то тип (тоже с усами) и нагло его разглядывает. Певец, не растерявшись, тоже уставился на незнакомца, ожидая, что тот… заговорит, но немая сцена затянулась. И между ними разыгрался бессловесный диалог. Чем дольше они смотрели друг другу в глаза, тем становилось интересней!

– Ну, что стоишь как манекен? Так и будешь молчать!
– Эх, не думал-не гадал, что в Святом Петербурге прямо на улице встречу любимого певца! А взгляд-то чересчур смелый, пронзительный… Надо же, вылитый корсар, а какие песни поёт?!
– Ты что с неба упал? Чего хочешь-то от меня? Персик? Да вроде на бомжа не похож, одет прилично… Автограф? Так и скажи… Стоп! А может, он… положил глаз на меня? Вишь, как преданно смотрит… Э-э-э! Папаша, да ты, видно, шутник!
– И почему я до сих пор не купил видеокамеру? Она пригодилась бы мне сейчас… Вернусь в Грецию, обязательно куплю.
– Спокойно, Миша! Не позволяй себе закипать как чайник. Видишь, человек дар речи потерял. Увидел тебя и разволновался…

Так вели они безмолвный разговор, любопытно взирая друг на друга. Наконец, муж и обо мне вспомнил. Глубоко вздохнув, он, счастливый, что видел Боярского, направился в мою сторону… А певец посмотрел незнакомцу вслед и подумал: «Странный тип. Чего же всё-таки он хотел от меня? И автограф не взял… Хм! Как будто знает, что мне не нравится раздавать автографы». Только одно певец не мог знать, что перед ним был чистокровный грек, не знавший русского языка, но полюбивший… на всю жизнь его песни! Эта милая история напомнила мне строки из одной песни Михаила Боярского:

«Ах, какие прекрасные лица!
Помолиться, за всех помолиться –
За живых и за тех, кого нет…»

В музей Пушкина муж отправился в приподнятом настроении. Вернувшись в Грецию, он купил видеокамеру, часто вспоминая о неожиданной встрече в России с любимым певцом.

С уважением, Татьяна Устинова-Рафтопулу




Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Один комментарий: ПЕТЕРБУРГСКИЕ СЮРПРИЗЫ (Эссе 38)

  1. Прочитала Ваш рассказ о немой сцене между Боярским и Вашим мужем. Татьяна, Вы так хорошо написали об этом, что я сразу представила это и рассмеялась )))) Спасибо Вам большое! Сама я в Петербурге не была, а так хоть смогла получить какое-то представление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Informations

Text Widget

Aliquam ut tellus ligula. Nam blandit massa nec neque rutrum a euismod t ellus ultricies! Phasellus nulla tellus, fringilla quis tristique ornare, condi mentum non erat. Aliquam congue or nare varius.

Hide me
Show me
Build an optin email list in WordPress [Free Software]